Двойной гульдинер Максимилиана I 1509 г. как изобразительный источник по истории конского защитного снаряжения начала XVI в.
К.А.Жуков, К.М.Чернышов
(размещено с разрешения авторов. Бумажная публикация: Двойной гульдинер Максимилиана I (1509 г.) как источник по истории конского защитного снаряжения начала XVI в.// Нумизматический Альманах, М. № 3 (41) 2010, с. 12 – 24 )

.

Одними из интереснейших памятников нумизматики Позднего Средневековья и Нового Времени являются двойные гульдинеры - памятные монеты из серебра, отчеканенные на тирольском монетном дворе Халль по приказу Максимилиана I (1493-1519) в честь принятия им в 1508 г. императорского титула. Известны три варианта этих монет, различающихся деталями штемпеля лицевой стороны. Первый вариант характеризуется отсутствием даты , на л.с. второго варианта проставлен год – 1509 , л.с. варианта третьего маркирована розеткой . В собрании Эрмитажа хранятся 2 гульдинера – с датой (позолочен) и с розеткой .



Помимо собственно нумизматической и исторической ценности, рассматриваемые монеты чрезвычайно интересны как один из источников по истории материальной культуры и военного дела начала XVI в., благодаря изображенному на них вооружению. Известно, что в разделе оружиеведения, посвящённом изучению конского доспеха, их источниковая составляющая признаётся незаменимой.

На лицевой стороне (общий тип) - император Максимилиан в полном вооружении на коне вправо. На шлеме императорская корона. В правой руке знамя с двуглавым орлом, на груди которого щит с гербом Австрии. По кругу монеты латинская надпись: MAXIMILIANVS DEI GRA[tia] ROM[anorum] IMP[erator] SEMP[er] AVG[ust] ARCHIDVX AVSTRIE (Максимилиан, милостью божьей, всеавгустейший римский император эрцгерцог Австрии). (Ил. 1) На оборотной стороне монеты в центре щит под императорской короной с двуглавым орлом. Щит окружен цепью со знаком ордена Золотого Руна и двойным рядом гербовых щитов – семь в первом и девятнадцать во втором ряду. В первом круге гербы королевства Венгрия, эрцгерцогства Австрия (которую Максимилиан намеревался объявить королевством), королевств Неаполя, Англии, Далмации (историческая область Хорватии, разделенная в тот момент между Венгрией и Венецией), Богемии и Португалии. Во втором круге 19 более мелких щитов с гербами австрийских и габсбургских наследных земель - Зееландии, Люксембурга, Лимбурга, Артуа, Лотарингии, Голландии, Брабанта, Фландрии, Бургундии, герб Староавстрийский, Штирии, Каринтии, Тироля, Швабии, герб Габсбургов, Крайны, Эльзаса, Верхней Австрии, Целля. По кругу надпись на латыни: PLVRIVMQ EVROPE PROVINCIAR REX ET PRINCEPS POTENTISIM (Многих европейских земель король и могущественнейший князь). (Ил. 2)

Рис.1 - Двойной гульдинер (лицевая сторона) Максимилиана I. 1509 г. Собрание государственного Эрмитажа. Отдел Нумизматики
Рис.1 - Двойной гульдинер (лицевая сторона) Максимилиана I. 1509 г. Собрание государственного Эрмитажа. Отдел Нумизматики
Рис.2 Двойной гульдинер (оборотная сторона) Максимилиана I. 1509 г. Собрание государственного Эрмитажа. Отдел Нумизматики
Рис.2 Двойной гульдинер (оборотная сторона) Максимилиана I. 1509 г. Собрание государственного Эрмитажа. Отдел Нумизматики
[c_left]

Вопрос о причине помещения на эти нумизматические памятники конкретных гербов и отсутствия гербов других владений является отдельной темой, выходящей, к сожалению, за рамки данной работы. Авторы считают лишь нужным заметить, что комбинация эта, скорее всего, составлялась самим Максимилианом, и отражает его определенные устремления, проекты конкретных политических союзов и ситуацию, сложившуюся на данный момент его правления. Например, что называется, “на злобу дня” на монету помещается фантастический герб “королевства” Далмация, территории, большая часть которой принадлежала в тот момент Венеции.

Опишем снаряжение, представленное на монете. Император облачен в доспех, который впоследствии назовут его именем - «максимилиановский». На шее и плечах явно прослеживается боевое ожерелье «горжет» с ламинарным воротником-стойкой. Поверх воротника надет шлем, так называемый «бургундский армэ», несущий изображение геральдического бейджа Бургундии, пламенеющего Андреевского креста в окружении четырех геральдических кресал. На ожерелье надета кираса, покрытая серией вертикальных граней в манере раннего максимилиановского доспеха со значительными промежутками между ними. Ламинарный подол, в обязательном порядке крепившийся к кирасе, закрыт декоративной юбкой из плиссированной ткани - «фальтроком», исполненным в соответствии с модой придворного светского костюма той эпохи. Непосредственно к ожерелью крепится прикрытие рук общегерманского типа. Прикрытия ног комплектуются набедренниками с шарнирными наколенниками. К нижней части наколенника пристегнут створчатый наголенник с широким латным башмаком «медвежья лапа», точно повторяющим очертания модного в те годы ландскнехтского ботинка.

Конский доспех состоит из наголовья, прикрытия шеи, нагрудника, накрупника, прикрытий боков и, что крайне необычно, прикрытий ног. Наголовье «шаффрон» оснащен глубокими боковыми пластинами – нащечниками, полностью прикрывающими голову с боков, передняя часть имеет выраженные прикрытия ушей и надглазные выступы. В передней части шаффрон образует значительное клювовидное завершение. Прикрытие шеи «кринет» имеет ламинарную конструкцию. Пластины его через одну в шахматном порядке украшены растительным орнаментом. Нагрудник состоит из трех частей, причем передняя часть несет изображение имперского орла, умбоны на боковых частях выполнены в виде стилизованного солнца. Прикрытие крупа состоит из выпуклой верхней части и полуцилиндрической нижней – видимо, набранной из нескольких металлических секторов на заклепках или винтах в обычной для своего времени манере. Верх накрупника венчает декоративный набалдашник плюмажедержателя, обрамленный стилизованным изображением лучей солнца. На боковом участке накрупника сдублировано изображение бейджа Бургундии, как и на шлеме императора. По краю конского доспеха – личный девиз Максимилиана на немецком языке: HALT MAS IN ALLN DING «соблюдай меру во всем». Ноги коня закрыты элементами доспеха напоминающими защиту ног человека. Это створчатые латные протекторы, соединенные в районе суставов переходными пластинами на шарнирах.

Выпуск этих монет связан с событиями начала 1508 г., когда Максимилиан для своей коронации императорской короной намеревался отправиться в сопровождении блестящей свиты и войска в Рим, но венецианцы отказали ему в прохождении по своей территории. В результате, с согласия папы 4 февраля 1508 г. в Триенте епископ Гурка Маттеус Ланг провозгласил его избранным римским императором. Принятие Максимилианом императорского титула послужило поводом для выпуска памятных монет, о чем сообщает венецианский хронист Санудо. Из хроники следует, что некий священник Лукка де Ренальди ди Велья (1451-1513), ехавший в Рим вместе с бургундскими послами, чтобы принести папе от имени юного эрцгерцога Карла (внука Максимилиана – К.Ч.) заверения в преданности, добился 9 декабря 1508 г. аудиенции в Синьории в качестве частного лица. Санудо сообщает, что священник Лукка много говорил «о желаниях римского короля и прочих тайнах и передал дожу золотую монету достоинством в два дуката, а всем членам коллегиума серебряные, достоинством в один (дукат –К.Ч.) и достоинством в 30 солиди, на которых на лицевой стороне изображен Максимилиан на лошади со словами по кругу: Maximilianus romanorum imperator semper august archidux Austriae, а на другой стороне множество гербов с надписью, и сказал, что король не желает больше короноваться”. Очевидно, что эта встреча и раздача монет произошла по воле Максимилиана. Император не хотел иметь официальных отношений с республикой, чье неповиновение его глубоко обидело, и уже в завершающей фазе были переговоры в Камбрэ, оформившие широкий союз против владычицы Адриатики. Но ему, пожалуй, был желателен предлог непосредственно дать понять Синьории, что срыв коронации в Риме его не сильно уязвил. Таким образом, мы узнаем, что было роздано три вида монет, золотой в два дуката, серебряные ценой в один дукат и в 30 солиди. По мнению Л. фон Эбенгройта из трех перечисленных монет только на серебряной монете «в один дукат» было изображение конной фигуры Максимилиана, и этой монетой мог быть только известный двойной гульдинер .
Рис.3 - Бернхард Штригель  «Портрет Максимилиана I» 1495-1500 гг. Deutsches Historisches Museum  (Berlin)
Рис.3 - Бернхард Штригель «Портрет Максимилиана I» 1495-1500 гг. Deutsches Historisches Museum (Berlin)

Появление монет в память о принятии Максимилианом императорского титула было закономерным явлением в цепи эпизодических выпусков памятных монет - донативов, связанных с различными событиями его правления. Их высокий художественный уровень был обусловлен тем, что в 1490 г. во владение Максимилиана перешло графство Тироль с первоклассным монетным двором в Халле. . Донативы Максимилиана играли в основном репрезентативную роль и не предназначались для использования в денежном обращении. И только формальная связь их веса с весом гульдинера позволяет нам причислить эти нумизматические памятники к памятным монетам. Сам Максимилиан принимал непосредственное участие в их оформлении. Свидетельством того, какое высокое значение он придавал этим выпускам как средству политики и пропаганды, могут служить письма Максимилиана в Иннсбрукскую Райткамеру. В первом он пишет, что повелел резчику Бенедикту Буркхарту вырезать штемпели для нового гульдинера, после того, как тому будут переданы образцы для надписи и титула. 10 октября 1500 г. король получает первые пробные гульдинеры. Он пишет, что оборотная сторона ему понравилась, но портрет нуждается в улучшении. В новом письме короля от 6 февраля 1501 г. в Райткамеру он сообщает, что отсылает пробные штемпели назад, т. к. на портрете «нос слишком высок, лицо слишком длинно, грудь слишком тонка, а нижняя часть туловища слишком велика».

Двойные гульдинеры на принятие императорского титула можно отнести к самым красивым монетам Максимилиана. Штемпели были изготовлены знаменитым медальером Ульрихом Урсенталером, в 1508 г. сменившим на посту резчика штемпелей умершего Буркхарта. Можно представить, как старался отличиться на новой должности молодой мастер. В 1509 г. Максимилиан повелел чеканить аналогичный двойной гульдинер в большем количестве, причем штемпель оборотной стороны был оставлен без изменений, а изменения в штемпеле лицевой стороны были весьма незначительны. Причина замены, скорее всего техническая и заключается, видимо, в повреждении первоначального верхнего штемпеля. Очевидно, экземпляр 1509 г. чеканился и в последующие годы.

Когда император в 1517 г. задержался в Нидерландах, он затребовал три пары штемпелей с монетного двора в Халле, чтобы чеканить там «наградные пфенниги». Предназначались они, как сообщал в одном письме сам Максимилиан, «чтобы Мы дарили эти пфенниги послам, испанцам и другим благородным людям, как почесть и память о нас и давали бы под конец (пребывания – К.Ч.) на постоялых дворах”. После долгих проволочек тирольское правительство послало три пары штемпелей, маркировав их изображением розетки на лицевой стороне. Этот шаг был вызван опасениями, что экземпляры в Нидерландах будут чеканиться из серебра худшей пробы, что нанесет урон престижу тирольского монетного двора. Одна из этих пар была обозначена как «штемпели, из которых на одном его (императора) вооруженная персона на коне, на другом его гербы». Новый чекан этими штемпелями состоялся предположительно в том же году в Антверпене. Помимо серебряных, имеется много позолоченных экземпляров из меди и бронзы, как в двойном, так и в тройном (81 г.) и четверном (118,3 г.) весе. Также сохранились экземпляры в золоте, музей в Тироле располагает экземпляром в весе 17 кратного дуката (58,13 г.) и 25 кратного дуката, а Федеральное собрание в Вене экземпляром в весе 86,89 г.

Переходя к вещеведческой части работы, необходимо установить степень достоверности изображения предметов вооружения на монете.

Идеальным вариантом было бы прямое сличение с реальным доспехом, однако, насколько можно судить, среди многочисленных артефактов, принадлежавших Максимилиану I, подобного гарнитура не сохранилось. Тем не менее, имеется ряд указаний на то, что изображение на монете имеет портретный характер. Во-первых, это пассаж самого императора, приведенный выше, о корректировке пробного штемпеля, связанной с отображением особенностей его фигуры. Во-вторых, известная в будущем традиция портретного изображение европейских монархов на монетах зарождалась именно в рассматриваемый период, во многом, благодаря усилиям самого Максимилиана. В-третьих, сопоставление с вещественными источниками позволяет констатировать реалистичность всех элементов, изображенных на доспехе. В-четвертых, известен портрет Максимилиана I 1495 - 1500 гг., кисти Б. Штригеля, где изображен похожий комплекс защитного вооружения. (Ил. 3) Полное сходство невозможно установить из-за отсутствия рисунка шлема и перчаток на портрете. Кроме того, отображение наручей и налокотников говорит о наличии рифления, чего не прослеживается на монете. Тем не менее, общее геометрическое сходство базовых элементов снаряжения, позволяет считать указанные разночтения незначительными, обусловленными спецификой материала монеты. И, наконец, в-пятых, то, что геральдические изображения двуглавого орла и бэйджа Бургундии дублируются на знамени, конской броне и шлеме императора, является хоть и слабым, но все же аргументом в пользу того, что изображенный доспех имел реальный прототип.

Рис.4  Миниатюра Хроники Вильгельма Оранского. 1387г
Рис.4 Миниатюра Хроники Вильгельма Оранского. 1387г


Тип конского доспеха, представленный на гульдинере, сложился к середине XV в. Отдельные его детали: латный нагрудник («петрайль»), прикрытие шеи («кринет»), наголовье («шаффрон») появились еще в XIV в., однако в полностью комплектном виде конский доспех появился не ранее 1440-1450 гг. В этот период оформляется основная конструктивная схема полного доспеха. Шаффрон составлялся из трех частей. В качестве обязательного дополнения посредством заклепок укреплялись трубообразные прикрытия ушей и наглазники в виде козырьков или полусферических перфорированных выступов. Кринет стал полностью закрывать шею ламинарным набором. Тогда же боковые пластины нагрудника начинают оснащать выраженными умбоновидными выступами. Заметным новшеством описываемого времени стало появление латного накрупника. В конце XV – начале XVI вв. появляется новое дополнение к конским латам, а именно – латные прикрытия боков или «фланшарды». Эти монолитные стальные пластины подвешивали у седла под прикрытие груди и крупа.
Именно такой, вполне обычный для тяжелой кавалерии начала XVI в. комплекс снаряжения был бы представлен на двойном гульдинере Максимилиана I, если бы не выбивающаяся из общего ряда деталь - прикрытие ног коня. Но прежде чем перейти к данной теме, рассмотрим подробнее остальные элементы доспеха, которые достаточно индивидуальны, чтобы заслуживать подробного изучения.

Шаффрону в XVI в., часто придавали устрашающие гротескные формы. Как правило, он был призван изображать голову фантастического животного: единорога, Левиафана, грифона и т.д. Не является исключением и шаффрон на рассматриваемой монете. Многочисленные вещественные и изобразительные аналогии позволяют уверенно утверждать, что в данном случае имелось ввиду стилизованное, гротескное изображение дракона. Наиболее раннее изображение такого шаффрона имеется в сцене турнира на миниатюре германской иллюминированной рукописи 1387 г., что позволяет проследить истоки данной позднесредневековой придворной традиции. (Ил.4) Имеется также целый ряд подобных изображений вплоть до XVI в., лучшим из которых можно признать гравюру венецианского мастера Якоппо Беллини 1440 - 1450 гг. (Ил. 5)
Рис. 5 Якоппо Беллини. Гравюра 1440-1450 гг
Рис. 5 Якоппо Беллини. Гравюра 1440-1450 гг
Рис. 6. Шаффрон. Италия 1480-1490 гг. Музей Армии (Париж).
Рис. 6. Шаффрон. Италия 1480-1490 гг. Музей Армии (Париж).

С конца XV в. известны вещественные образцы такого рода. В собрании Музея Армии в Париже хранится шаффрон итальянской работы 1480-1490 гг., выполненный в виде головы дракона. (Ил. 6) В XVI столетии подобный стиль оформления стал весьма распространенным. Наголовье с рассматриваемого изображения перекликается с образцом 1490-1500 гг. из собрания музея Метрополитен, который с 1539 г. был во владении дофина Генриха Валуа. (Ил. 7-9) Оба шаффрона сближает чрезвычайно похожие очертания клювовидных наносников.

Рис. 7 Шаффрон Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис. 7 Шаффрон Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис. 8 Клеймо на шаффроне Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис. 8 Клеймо на шаффроне Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис.9 Шаффрон Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис.9 Шаффрон Генриха II Валуа. Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
[c_left]

Прикрытие шеи и корпуса коня в основном типично для западной Европы XVI в. К ряду необычных деталей или определенных новшеств можно причислить: украшение чеканным орнаментом пластин ламинарного нашейника, а так же девиз по нижней кромке лат. Однотипные доспехи были подарены Максимилианом I королю Англии Генриху VIII. (Ил. 10). Они декорированы схожим чеканным орнаментом, основу которого составляют изображения «пламенеющих» Андреевских крестов и геральдических кресал – официальной бургундской символики, в окружении стилизованных виноградных лоз. По нижнему краю пущен бордюр, ограниченный чеканным бортом. В отличие от аналогичного бордюра на конском доспехе с монеты, в данном случае не имеется никаких надписей. Те или иные тексты начинают помещаться на конских доспехах несколько позднее – в 1540 гг. Так на Нюрнбергском «бардинге» работы Кюнца Лохнера 1548 г., принадлежавшем Иоганну Эрнсту герцогу Саксен-Кобургскому, надпись отчеканена на нагруднике (Ил. 11- 12).

Рис. 10. Конский доспех Генриха VIII. Фландрия или Германия 1510 г. Королевский Арсенал ( Лондон)
Рис. 10. Конский доспех Генриха VIII. Фландрия или Германия 1510 г. Королевский Арсенал ( Лондон)
Рис. 11 Кюнц Лохнер. Конский доспех Иоганна Эрнста герцога Саксен-Кобургского. Нюрнберг 1548 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис. 11 Кюнц Лохнер. Конский доспех Иоганна Эрнста герцога Саксен-Кобургского. Нюрнберг 1548 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис.12 Кюнц Лохнер. Конский доспех Иоганна Эрнста герцога Саксен-Кобургского. Нюрнберг 1548 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис.12 Кюнц Лохнер. Конский доспех Иоганна Эрнста герцога Саксен-Кобургского. Нюрнберг 1548 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
[c_left]

Несомненным новшеством можно признать декорировку нашейника конского доспеха, изображенного на монете. Чеканный орнамент на пластинах ламинарного набора, расположенных через одну, появился в качестве общепринятого варианта украшения несколько позже. В качестве примера можно привести доспех герцога Саксен-Кобургского, а так же доспех Филиппа II – правнука императора Максимилиана.

Оформление умбона на нагруднике в виде стилизованного изображения солнца вполне соответствовало модным тенденциям конца XV – начала XVI вв. Как правило, оно не несло никакой геральдической нагрузки и являлось чисто декоративным элементом, с определенным благопожелательным значением. Кроме того, известно, что Максимилиан I отождествлял власть императора с Солнцем, чему есть ряд свидетельств. Например, изображение триумфальной колесницы Максимилиана с фрески в Нюрнбергской ратуше (уничтожена между 1943-1944 гг. сохранилась гравюра А. Дюрера). Над императором помещено изображение солнца, которое сопровождается латинской надписью: "Quod in celis sol hoc in terra Caesar est" (Как на небе Солнце, так на земле император). (Ил. 13) Начиная с завершающей декады XV столетия, данный орнаментальный мотив периодически сопровождал конские доспехи из обихода высшей аристократии. Наряду с изображением на двойном гульдинере Максимилиана, существует ряд вещественных источников. Например, деталь накрупника 1490-1500 гг., видимо, германского происхождения из бывшей коллекции С. Гренксея. На ней изображение солнца также помещено на умбоне и выполнено в смешанной технике чеканки и позолоты. (Ил. 14) Другой экземпляр относится к 1554 г. Это гарнитур барона Панкраца фон Фрейберга работы Вольфганга Гроссшеделя из Ландсхута, где изображение солнечного лика на умбонах нагрудника сдублировано на прикрытии головы лошади. (Ил. 15).

Рис. 13 Парадная колесница Максимилиана I. Фреска из Нюрнбергской ратуши 1500 гг.
Рис. 13 Парадная колесница Максимилиана I. Фреска из Нюрнбергской ратуши 1500 гг.
Рис. 14 Деталь накрупника. Германия 1490-1500 гг. Из коллекции С.Гренксея. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис. 14 Деталь накрупника. Германия 1490-1500 гг. Из коллекции С.Гренксея. Музей Метрополитен (Нью-Йорк)
Рис.15  Вольфганг Гроссшедль. Налобник конского доспеха барона Панкраца фон Фрейберга. Ландсхут 1554 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк).
Рис.15 Вольфганг Гроссшедль. Налобник конского доспеха барона Панкраца фон Фрейберга. Ландсхут 1554 г. Музей Метрополитен (Нью-Йорк).
[c_left]

Особенный интерес представляет такая необычная и редкая деталь конского доспеха как защита ног. Данный элемент встречается чрезвычайно редко как на изобразительных материалах, так и среди вещественных источников. Тем не менее, он заслуживает подробного изучения как определенная веха в развитии европейского вооружения, когда мастерство платтнеров достигло своего наивысшего развития, что позволило им создавать различные необычные, малоупотребимые, но вполне функциональные конструкции.

Изображения защиты ног в комплексе конского доспеха неразрывно связано с именем Максимилиана I, так как все зафиксированные случаи такого рода имеют прямое к нему отношение. Иллюстрацией более раннего варианта конского доспеха с прикрытием ног является полотно из Венского Цейхгауза, приписываемое бургундскому придворному художнику Пьеру Кустену (Pierre Coustain) с изображением триумфального въезда Марии Бургундской в г. Намюр в 1480 г. Тот же самый доспех помещен на гравюре и на акварельном рисунке с изображением Максимилиана в рукописи середины 16 в. из библиотеки Вольфенбюттеля.21 Другое изображение имеется на двух гульдинерах Фердинанда I 1522 г., и, видимо, является прямым подражанием максимилиановской монете. Известны также ряд письменных упоминаний и несколько вещественных образцов – фрагментов лат такого рода.

Рассмотрим монеты Фердинанда I из собрания Эрмитажа22, несущие наиболее схожие изображения вооружения. Оба гульдинера чеканились на м. дв. Клагенфурт.23 Их лицевая сторона выполнена одним и тем же штемпелем (с конной фигурой Фердинанда и датой 1522 г.). (Ил. 16.) Для оборотной стороны одного из гульдинеров использовался более ранний штемпель с погрудным портретом Максимилиана, созданный в последние годы его жизни.24 (Ил.17) Из-за этой особенности монета получила название «цвиттергульдинер» (от нем. Zwitter - двойственный). Оба артефакта являются еще большей редкостью даже по сравнению с рассматриваемым нами гульдинером Максимилиана I, а «цвиттергульдинер» представляет собой еще и интересный нумизматический «курьез». Говоря об изображении на монете Фердинанда I, нет полной уверенности, что имеет место отображение реально существовавшего доспеха, а не подражание презентационной монете прославленного деда, настолько совпадают подробности обоих памятников. Основное различие состоит только в проработке лица под поднятым забралом, более скромной, эрцгерцогской короне над шлемом Фердинанда и другом девизе по краю конских лат.

Рис. 16 . Гульдинер Фердинанда I. 1522 г. (лицевая сторона). Собрание Государственного Эрмитажа (Отдел Нумизматики).
Рис. 16 . Гульдинер Фердинанда I. 1522 г. (лицевая сторона). Собрание Государственного Эрмитажа (Отдел Нумизматики).
Рис. 17 «Цвиттергульдинер» Фердинанда 1522 г. (оборотная сторона). Собрание Государственного Эрмитажа (Отдел Нумизматики)
Рис. 17 «Цвиттергульдинер» Фердинанда 1522 г. (оборотная сторона). Собрание Государственного Эрмитажа (Отдел Нумизматики)
[c_left]

Картина из Венского Цейхгауза 1480 г. является чрезвычайно ценным источником информации, представляя иллюстрацию раннего варианта конского доспеха с защитой ног.25 На картине изображен хранитель королевского арсенала Альбрехт Мэй, едущий на лошади Максимилиана (Ил. 18). Конский доспех представляет типичный «готический» образец, венчающий развитие традиции XV столетия, в отличие от «максимилиановского» доспеха с гульдинера 1509 г., который «открывает» новую манеру оформления конских лат XVI века. Помимо прикрытия ног лошади, стоит отметить такую яркую деталь как «глухие» фланшарды, со специальными вырезами для шпор. Кроме того, интересной чертой является украшение накрупника в виде комбинированного австро - бургундского щита, который держит дама в бургундском же платье, что, несомненно, символизирует брак Максимилиана с Марией Бургундской. На рисунке неизвестного художника 16 в. из библиотеки Вёльфенбюттеля с конным портретом Максимилиана мы видим тот же самый конский доспех, что и на картине из Вены.(илл. 19)

Прикрытия ног лошади на картине изображены в виде ламинарных конструкций, заходящих под пейтраль и накрупник. Далее они продолжаются створчатыми трубчатыми щитками, которые соединяются посредством шарнирного прикрытия суставов. Как и в случае с изображением на двойном гульдинере, прикрытия ног достигают копыт.

Рис.18  . Прорисовка фрагмента картины 1480 г. Въезд Марии Бургундской в Намюр. Венский Цейхгауз.
Рис.18 . Прорисовка фрагмента картины 1480 г. Въезд Марии Бургундской в Намюр. Венский Цейхгауз.
Рис. 19 Рисунок из рукописи 16 в. из библиотеки в Вёльфенбюттеле. Конный портрет Максимилиана I
Рис. 19 Рисунок из рукописи 16 в. из библиотеки в Вёльфенбюттеле. Конный портрет Максимилиана I
[c_left]

Рассмотренные выше изобразительные источники удачно дополняются рядом письменных свидетельств и вещественных образцов.

Наиболее ранним упоминанием является расписка Максимилиана в платежной книге 1481 г. о выплате аугсбургскому платтнеру Лоренцу Хельмшмидту весьма значительной для того времени суммы в 1585 ливров 8 соль и 2 денье. При этом дается детальное описание того, за что был произведен платеж: «за одни стальные конские латы, состоящие из главных лат (Hauptharnisch), горла, конского налобника, защиты брюха и ног, вместе с различными другими частями, предназначенных для того, чтобы забронировать все части тела лошади».26 В 1512 г. уже сам Хельмшмидт пишет герцогу Гонзага письмо, в котором упоминаются конские поножи. Наиболее ценным источником является письмо 1515 г. сэра Роберта Уингфилда, английского посла при германском императорском дворе, Генриху VIII, в котором описывается прием венгерского и польского королей в Вене, связанный со сватовством к дочери Максимилиана I. Вот что он пишет: «21 июля король Польши прибыл ко двору … королю польскому были подарены два скакуна (сoursers – курсье. К.Ж.), облаченные в латы, которые закрывали их до копыт и полностью защищали живот, исключая только места для пришпоривания».27 В данном случае отмечается полное совпадение с изображением Альбрехта Мэя на коне. Представляется возможным высказать осторожное предположение, что доспех с картины в Венском Цейхгаузе оказался в числе подарков польскому королю, учитывая сходство описания и отображения его на картине, а так же редкость такого рода предметов.

Цепочку предположений продолжают два фрагмента конских поножей, сохранившихся в арсенале литовского князя Николая Радзивила (1515 – 1565 гг.).28 Это ламинарные прикрытия верхней части ног, которые, судя по изображению, заходили на грудь лошади (Ил. 20). Вряд ли это детали доспеха, принадлежавшего самому князю. Ведь ко времени его зрелого возраста подобные конструкции уже не производились. Кроме того, предметы защитного вооружения, связанные с его именем, хорошо известны и среди них не зафиксировано ничего конструктивно или стилистически похожего. Так не попал ли доспех, подаренный Максимилианом польскому королю, в оружейню знаменитого магната Речи Посполитой? Вполне вероятно, учитывая его статус в польско-литовском государстве, а так же штучный характер подобного рода лат.

Рис. Прорисовка детали прикрытия ноги лошади. Германия (?) 1490-1500 гг. Из арсенала Николая Радзивилла. Музей Метрополитен (Нью-Йорк).
Рис. Прорисовка детали прикрытия ноги лошади. Германия (?) 1490-1500 гг. Из арсенала Николая Радзивилла. Музей Метрополитен (Нью-Йорк).
Рис. 21 Деталь прикрытия ноги лошади. Аугсбург (?) около 1515 г. Музей Армии и Военной истории (Брюссель)
Рис. 21 Деталь прикрытия ноги лошади. Аугсбург (?) около 1515 г. Музей Армии и Военной истории (Брюссель)
[c_left]

Еще один вещественный экземпляр хранится в Музее Армии и Военной Истории в Брюсселе (Ил. 21). Это прикрытие верхней части задней ноги лошади. Конструктивно это двустворчатый ламинарный набор пластин, собранных на скользящих заклепках и внутренних несущих ремнях. Пластины проработаны в максимилиановском стиле и покрыты полосами травленого растительного орнамента, восходящего к школе аугсбургского гравера Даниеля Хопфера. Судя по всему, артефакт можно отнести к мастерской Лоренца Хельмшмидта и датировать не позднее 1515 г.29 Не представляется возможным определить, соотносится ли данный образец с прототипом доспеха с рассматриваемого гульдинера или нет. Несомненно только, что оба лежат в единой типологической плоскости, практически синхронны, и, почти наверняка, вышли из-под молотка одного и того же мастера.

Рассмотренный элемент конских лат является не более чем эпизодом в истории развития вооружения в Европе, будучи связанным узкими временными и территориальными рамками. И, тем не менее, значение данного изобретения трудно переоценить. Само по себе, оно было редкостью, курьезом, созданным по прихоти европейского монарха. Однако ему суждено было оставить след на значительной группе защитных аксессуаров XVI - начала XVII вв. Речь идет о ламинарном прикрытии сустава, которое ранее всего появляется на рассмотренных изображениях конских поножей. В зачаточном виде оно проиллюстрировано на картине 1480 г. из Вены, где ряды горизонтальных пластин закрывают основания ног. На монете 1509 г. показана вполне развитая конструкция, со всех сторон охватывающая суставы. Впоследствии, когда конские латы такого рода были навсегда отставлены, данная конструкция успешно использовалась на доспехах для людей. Турнирные и боевые панцири часто оснащались такими устройствами. Как правило, ламинарные пластины закрывали локтевой сгиб, но иногда на турнирных доспехах, их устанавливали и на подколенных впадинах и подмышками. А иногда, такое устройство применялось для формирования полных бронированных комбинезонов, наподобие доспеха для пешего боя Генриха VIII или герцога Медичи.

Причины появления конских поножей вполне прозаичны. В 1479 г. Максимилиан лично участвовал в битве при Гиннегате, где не мог не видеть, как германские и фламандские алебардисты отсекали ноги коням французских рыцарей. Желая решить проблему уязвимости кавалерии в противостоянии с пехотой, будущий император, всегда уделявший повышенное внимание военному делу и вопросам воинского снаряжения, заказал не виданную ранее вещь: полный доспех для коня, который повторял бы защитные свойства полных рыцарских лат. Не удивительно, что выбор пал на лучшего в Германии мастера – Лоренца Хельмшмидта, который и создал гарнитур, изображенный на полотне 1480 г. Явным указанием на то, что опыт был учтен, является превосходный готический доспех Сигизмунда Тирольского, который оснащен ламинарным продолжением прикрытия плеча со стороны локтевого сгиба – однозначная коннотация с изображением конских поножей, ведь ранее данная конструкция вообще не известна. К 1500 гг. Хельмшмидт, видимо, развивает данную конструкцию, которая к 1510 – 1515 гг. перекочевывает из экспериментального поля в сферу широкого употребления, не прижившись, правда, в составе конского снаряжения.

В относительно короткий период существования конских поножей, их использование сводилось, видимо, исключительно к парадно-церемониальным целям. Кроме того, подобные доспехи использовались в качестве дипломатических подарков. На небоевое предназначение недвусмысленно указывает Роберт Уингфилд в своем письме Генриху VIII, называя коней в полных доспехах, преподнесенных в дар королю Польши, «курсье», т.е. скакун, ездовая лошадь. В то время, до появления рейтар, боевой конь однозначно отличался от всех прочих и именовался специальным термином «дестрие». Так что упоминание полных лат для коня в контексте с не строевым «курсье», несомненно, знаково.

Итак, рассмотрев двойной гульдинер Максимилиана I, проанализировав изображение коня и всадника на нем с точки зрения истории материальной культуры, можно отнести его к ценнейшим, эталонным памятникам такого рода. В дальнейшем представляется перспективным более широкое привлечение материалов нумизматики позднего Средневековья к изучению предметов вооружения. В это время монеты несут тщательно проработанные, зачастую фотографически точные, изображения европейских суверенов в воинском облачении. Это может помочь наиболее точно датировать и атрибутировать многие сохранившиеся артефакты и изобразительные материалы.

Список иллюстраций


1-2. Двойной гульдинер (лицевая и оборотная стороны) Максимилиана I. 1509 г. Собрание государственного Эрмитажа, Отдел Нумизматики.

3. Бернхард Штригель, портрет Максимилиана I, 1495-1500 гг. Deutsches Historisches Museum, Berlin. Взято из: Egg E. Die Münzen Kaiser Maximilians I. Innsbruck o.J (1970)

4. Миниатюра Хроники Вильгельма Оранского, 1387г. Взято из: Schultz A. Deutsches Leben im XIV – XV Jh. 1892, pl. XIV

5. Якоппо Беллини, гравюра 1440-1450 гг. Многократно воспроизводилась, взято из Интернета.
6. Шаффрон, Италия 1480-1490 гг. Париж, Музей Армии.

7-9. Шаффрон Генриха II Валуа, Италия 1490-1500 гг. (Декорировка 1532 г.). Музей Метрополитен, Нью-Йорк. Рис. 8. Клеймо на шаффроне. Взято из: Reverseau J-P. Les personnelles de Henri II conserves dans les collection publiques.// Henri II et les arts. Paris 2003, 94-95

10. Конский доспех Генриха VIII, Фландрия или Германия, 1510 г. Королевский Арсенал, Лондон. Взято из: Dillon H.A. (viscount) Horse Armour.// Archaeological Journal 1902. Vol.59, № 233, pl. VII

11 - 12. Кюнц Лохнер, конский доспех Иоганна Эрнста герцога Саксен-Кобургского, Нюрнберг, 1548 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. Взято из: Pyhrr S. W. Horse Armour in the Permanent Display.// The Armoyred Horse in Europe 1480-1620. N.Y. 2005, p. 24

13. Парадная колесница Максимилиана I. Фреска из Нюрнбергской ратуши, 1500 гг..
14. Деталь накрупника, Германия, 1490-1500 гг. Из коллекции С.Гренксея, Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

15. Вольфганг Гроссшедль, налобник конского доспеха барона Панкраца фон Фрейберга, Ландсхут 1554 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. Взято из: Pyhrr S. W. Horse Armour in the Permanent Display.// The Armoyred Horse in Europe 1480-1620. N.Y. 2005, p. 24

16. Гульдинер Фердинанда I. 1522 г. (лицевая сторона). Собрание Государственного Эрмитажа, Отдел Нумизматики.
17. «Цвиттергульдинер» Фердинанда 1522 г. (оборотная сторона). Собрание Государственного Эрмитажа, Отдел Нумизматики.

18. Фрагмент картины 1480 г. Въезд Марии Бургундской в Намюр. Венский Цейхгауз.

19. Рисунок из рукописи 16 в. из библиотеки в Вёльфенбюттеле. Конный портрет Максимилиана I Взято из: F.Anzelewsky. Erzherzog Maximilians schwerer Roβharnisch von 1480. //Waffen-und Kostümkunde. Bd.5, Heft2, München-Berlin, 1963, S. 77-88

20. Деталь прикрытия ноги лошади, Германия (?) 1490-1500 гг. Из арсенала Николая Радзивилла. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. ПРОРИСОВКА

21. Деталь прикрытия ноги лошади, Аугсбург (?), около 1515 г. Музей Армии и Военной истории, Брюссель. ПРОРИСОВКА


Отправлено: 01.02.2011

footertgorod@mail.ru
Powered by ezContents
© 1998 - , Тоже Город
По вопросам использования материалов сайта обращайтесь к авторам, держателям авторских прав или в Магистрат Тоже Города.